2b6ae1f7     

Петров Михаил - Гончаров И Кровная Месть



МИХАИЛ ПЕТРОВ
ГОНЧАРОВ И КРОВНАЯ МЕСТЬ
В комнате сидел Ефимов и забивал адвокату Семушкину баки. А в кухне на
моих коленях сидела его дочь и тоже сушила мозги.
- Вы не любите Маркеса? Как это можно? Гарсио Маркес, это чтото
невообразимое. Я бы хотела проникнуться его духовностью. Его уровнем
восприятия нашей действительности.
Я хотел её трахнуть и поэтому соглашался, позиция Маркеса меня вполне
устраивала.
К этому необычному новоселью я готовился загодя. Его уникальность
состояла в том, что оно должно было справляться в старой моей квартире, где
я прожил почти десять лет. Велико важны персоны должны были почтить меня
своим присутствием, поэтому ещё за неделю до намеченного празднества я
заменил старую, обожаемую мною мебель на новую, отвратительно пахнущую
чем-то чужим и незнакомым.
В качестве шеф-повара я попросил выступить соседку, юркину сварливую
супругу. Это дело в свои руки она взяла с большой охототой, тем более
узнав, что у меня будет шеф её мужа. Кроме шефа, полковника Ефимова,
предполагалось, что прибудет и шеф шефа, подполковник Александров, который
по моим понятиям был очень занятым человеком.
Веселье началось в семь часов вечера, как только прибыл первый гость,
адвокат Семушкин, личность неординарная, и в общем одиозная, но, тем не
менее, именно ему я был обязан возвращением своей несчастной халупы. Именно
он, с пеной у рта доказывал и доказал, что несчастный Гончаров стал жертвой
мошеннической игры своей уже мертвой сожительницы. Мы тогда здорово
навредили бедному Гольбрайху, с дури купившему мою квартиру по дешевке.
В качестве подарка новоселу он приволок пару волнистых попугайчиков,
сообщив, что только с ними я приобрету настоящий семейный уют и счастье. Не
знаю как мне, но коту этот презент пришелся по душе. С первых же минут он
вперился в них алчным желтым глазом, не желая отойти от клетки ни на метр.
Я заранее оплакал несчастных птах и предложил прожженому адвокату-жулику
немного, до появления важных персон, откушать. Сославшись на нездоровый
желудок и больную печень, Семушкин принял большой фужер водки, запивая его
молоком.
Похоже мой дом они сообща решили превратить в маленький зоопарк, к
великому удовольствию полуодичавшего кота. Вторым предметом для моего
обустройства явился аквариум с дюжиной экзотических рыб. Его торжественно
внес ефимовский личный водитель и телохранитель. То, что следовало за ним
было куда как привлекательней. Я не имею ввиду самого Ефимова, на мой
взгляд, гораздо большую ценность представляла его дочь. Почему-то мы с ней
сразу поняли, что самым интересным в этом обществе являемся мы сами. Уже
через полчаса, отсидев, отбыв необходимое время за столом, мы
перебазировались на кухню.
Здесь она мне подробно рассказала, каким негодяем был её муж и какой
нужно было быть святой женщиной, чтобы терпеть его постоянные измены и
прочее дурачества. Соглашался я со всем, думая только об одном, когда же
мои дорогие гости оставят меня в покое и я смогу всерьез заняться моей
неожиданной собеседницей.
- Костя, а тебе не кажется, что ты немного засиделся с моей дочуркой
наедине, - совершенно неуместно окликнул меня Ефимов, - может быть стоит
выйти на балкон и как следует покурить?
- Конечно, Алексей Николаевич, я давно этого жду.
Набросив куртки мы вышли на воздух. Мороз стоял порядка двадцати
градусов и в этой холодине ореолами ярко освещенных окон сияла водонапорная
башня, ровесник моего года. Имела она пять этажей, но казалась гораздо выше
своих приземис



Назад