2b6ae1f7     

Петров Михаил - Гончаров 29



ГОНЧАРОВ ИДЕТ ПО СЛЕДУ
Михаил ПЕТРОВ
Анонс
Частному сыщику Константину Гончарову, похоже, на роду написано попадать в серьезные житейские передряги. В повести «Гончаров идет по следу» он, обнаружив на чердаке собственного дома сумку и чемодан с такой поклажей, от вида которой помутилось сознание даже у приглашенного взглянуть на находку участкового, идет по следу преступников.
Константин Гончаров - такой же, как и мы все! Не прочь выпить и хорошо поесть, неравнодушен к женщинам, в меру ленив. Но он способен расследовать любое преступление, даже если органы правопорядка опускают руки.

И когда преступник думает, что отделался легким испугом, вот тут и появляется частный сыщик Гончаров!
Неприятности начались сразу, как только сыщик вернулся из Москвы домой. Его квартира оказалась ограбленной, на лестнице висел труп удушенной на шарфе женщины, а на чердаке обнаружились сумки с расчлененным телом. Но Гончарова волнует другое - как увязать эти трупы с кражей крупной суммы денег...
В четверг, восемнадцатого марта, успешно разрешив все дела, я вознамерился сесть в свой поезд и покинуть разлюбезную нашу Москву. Беспечно помахивая пластиковым пакетом с едой, я подошел к кассам и был неприятно удивлен отсутствием каких-либо билетов на наш загадочный 66-й.

Глубоко огорченный, я отошел от касс и тут же попал в цепкие лапы жучков, недавно спустившихся с живописных гор Кавказа. В их опытных руках я томился совсем недолго - уже через каких-то пару минут они растаяли, как утренние грезы, оставив на моем растерянном лице открытый рот, а в крепко зажатом кулаке билет в вагон СВ. Немного придя в себя, я после несложных арифметических подсчетов с грустью понял, что гордые абреки наварили на мне ровно пятьсот рублей и будет просто удивительно, если проездной документ окажется не поддельным.
Уныло, под дулами снующих по перрону автоматчиков и тычками носильщиков, я побрел к поезду, вполне сознавая свою феноменальную глупость. До отправления оставалось еще десять минут, так что торопиться было некуда.

Услышать о своем идиотизме из уст проводницы хотелось как можно позднее, поэтому, дотянув до последнего, я обреченно протянул ей билет и был поражен ее реакцией. Удивительно, но он оказался действительным. Втолкнув меня в вагон, она вошла следом, и мы поехали.
Моим соседом оказался крепкий мужик среднего роста, лет эдак сорока пяти, с небольшим брюшком и наглыми голубыми глазами. Одет он был дорого, но безвкусно. Впрочем, и моя одежда особой изысканностью не отличалась.

В ответ на мое жизнерадостное и открытое приветствие он только презрительно скривил губу, видимо считая, что для такого смерда этого достаточно. Оскорбленный подобной реакцией, я повел себя нарочито нагло и развязно. Первым делом очистил столик.

Сдвинув его продукты на самый край, я достал бутылку водки и круг колбасы. Мой демарш побудил его только поморщиться и брезгливо дернуть носом.
- Вот и мне кажется, что дерьмом тут попахивает, - поспешил согласиться я.
- До твоего прихода им не пахло.
- Неужели? - наливая стаканчик, удивился я. - Не может быть! Дядя, ты заблуждаешься, я едва в купе зашел, как мне в нос так и шибануло, так и шибануло!
- Если ты, синячина, нажрешься и начнешь мне крутить мозги, то имей в виду - долго я с тобой канителиться не буду. На первой же остановке вылетишь пробкой.
- С превеликим удовольствием, но только вместе с тобой, - заносчиво ответил я, и на этом наш содержательный разговор иссяк. Негодуя на судьбу, ниспославшую мне эдакого дрянного спутника, я доел



Назад