2b6ae1f7     

Петров Михаил - Гончаров 11



МИХАИЛ ПЕТРОВ
ГОНЧАРОВ И КРОВАВЫЙ БИЗНЕС
Анонс
Сыщику Константину Гончарову по плечу все загадки и жизненные
хитросплетения! В повести «Гончаров и кровавый бизнес» он пытается распутать
клубок преступлений, начало которым положил выстрел киллера, на полном ходу
сразивший гонщика спидвея.
* * *
Утомлять она меня начала еще накануне, а сегодня, к обеду, наконец
своего добилась. Раздраженно отшвырнув ни в чем не повинного кота, я грозно
рявкнул:
— Ну пойдем, пойдем, если уж тебе так не терпится, только учти —
билеты на свой долбаный аттракцион будешь покупать сама, я не намерен тратить
свои в поте лица заработанные деньги на всякую чушь. Наверное, и стоят-то они
не мало.
— О чем ты говоришь, Костя, все давно схвачено, еще со вчерашнего дня
я добросовестно вдалбливала в твою пустую башку, что Тамара Буранова
презентовала мне пригласительный на два лица в гостевую ложу. Правда, я твою
похмельную рожу с большой натяжкой могу назвать лицом. Оденься соответственно,
все-таки там соберется весь цвет нашего города, и я не имею никакого желания за
тебя краснеть. Словом, побрейся и надень приличный костюм.
— Для твоей Тамары я даже могу натянуть чистые трусы. Кстати сказать,
кто она?
— Тамара Буранова? Ну конечно жена Николая Александровича Буранова...
— Хорошо, что не жена Константина Ивановича Гончарова... А кто он
такой, твой Буранов?
— Руководитель фирмы «Лидер» и один из спонсоров сегодняшних
соревнований. Ты только подумай, к нам съехались спортсмены из десяти городов
России. Победитель получит совсем неплохой приз в виде новой «девятки».
— Ладно, уговорила, когда начало?
— В восемнадцать ноль-ноль.
— А ты гарантируешь, что там будет функционировать приличный буфет,
потому как в противном случае я не двинусь с места.
— И как ты можешь в этом сомневаться? Там будет все как в лучших домах
Лондона и Парижа.
Конвоируемый Милкой, в пять часов вечера я переступил порог стадиона и
несолоно хлебавши, миновав несколько буфетов, был препровожден ею на элитарную
трибуну. Публика здесь разместилась важная, мое появление не вызвало никакой
реакции, словно бы не господин Гончаров почтил их своим присутствием, а так,
какая-то серая моль пролетела. Такого непочтительного отношения к своей персоне
стерпеть я не мог, поэтому, демонстративно открыв бутылку тоника, с видимым
удовольствием и нарочитым причмокиванием ее выдул, старательно прислушиваясь к
орущим во всю глотку динамикам, что немилосердно лупили по ушам и нервам.
— Костя, веди себя прилично, — ткнув мне кулачком под ребро, яростно
прошептала Милка, — не забывай, в каком обществе находишься.
— Я им свое общество не навязываю и вообще могу уйти, — обиженно
ответил я, доставая вторую бутылочку.
— Заткнись, идиот, а вот и Тамара. Здравствуй, Томочка, — проблеяла
она навстречу выходящей из внутренних дверей вальяжной лет тридцати даме.
При ее появлении мои господа принялись приветливо и сладко улыбаться.
Я тоже растянул рот до ушей и сунул ей лапу для рукопожатия.
Бабой она оказалась с юмором, крепко тряхнув мою руку, простецки
хлопнула меня по плечу и добродушно пробасила:
— Боже мой, Милочка, и где ты такого шикарного мужика себе оторвала?
Одолжи на денек-другой.
— Томочка, для тебя ничего не жалко. Забирай хоть на неделю, может
быть, тебе удастся его немного отесать.
— Ловлю на слове, — подмигнула мне лукаво дама, а потом, оттащив нас в
сторону, подальше от внимательно к нам прислушивавшихся, доверительным шепотом
спросила: — Ты уже поставила?




Назад