2b6ae1f7     

Петров Григорий - Рассказы



Григорий ПЕТРОВ
Рассказы
ТЕРПЕЛИВЫЙ АРСЕНИЙ
А все так и сложилось - как нарочно, будто подстроил кто. И жена Арсению
досталась такая, что только держись. Что называется - черт подсунул. Арсений
про Васену Власьевну так и говорил: нечистый сосватал. Другой бы давно
сбежал куда глаза глядят, а Арсений ничего, вроде бы даже приладился как-то.
Вот просит он, к примеру, Васену Власьевну блинов испечь - масленица все же.
А она ему:
- Не стоишь ты, голодранец, блинов!
- Ну, коли так, не пеки, если не хочешь,- соглашается Арсений, легко так,
без всякой обиды.
А Васена Власьевна нарочно тогда напечет полную миску с верхом и ему под
нос:
- Ешь, бездельник, чтоб все съедено было!
Вот Арсений сидит за столом и ест, давится. А Васена Власьевна устроится
напротив и давай приговаривать:
- И долго ты, дармоед, будешь на моей шее сидеть?
Ну, здесь ее, конечно, понять можно: Арсений какой месяц уже без работы. У
них на мебельной фабрике вообще черт знает что творится. Сначала-то
просто-напросто перестали выдавать зарплату. Полгода, наверное, не платили.
Потом фабрика заключила договор с какой-то конторой ритуальных услуг, и
стали вместо денег выдавать похоронные комплекты - обивку для гробов,
простыни. Когда Арсений первый раз принес все это домой, у них в комнате
такой крик стоял, что Лукичевы, соседи, мимо их двери ходить боялись.
- Ты что, моей смерти хочешь? - доносился голос Васены Власьевны.- Не смей
больше носить!
Утром Арсений выходит на кухню с чайником, там Лукичевы, муж и жена,
картошку чистят. Лукичев спрашивает:
- Ну, что там у вас?
- Да все хорошо,- отвечает Арсений.
Потом боком так поворачивается, а у него на скуле, под глазом, здоровый
синяк.
- Клянусь, все хорошо,- снова говорит Арсений.- Я всем доволен.
А несколько месяцев назад на фабрике взяли и сократили половину работников.
И опять Васена Власьевна на супруга:
- Почему же именно тебя? Других-то ведь оставили! Дурак ты и простофиля!
Арсений, конечно, все это время подрабатывал как мог. Где машину разгрузит,
где бутылки пустые соберет. Лукичев, сосед, говорил ему:
- Ты бы торговлей лучше занялся. Сейчас только торговля и кормит.
Сам Лукичев был вроде коробейника - торговал в электричках всякой мелочью:
зубные щетки, дамские зонтики, карманные фонарики, наборы ножей. А супруга
его Капа время от времени ездила в Польшу с това-ром - ночные рубашки,
простыни, белье. В Польше она закупала японскую музыкальную аппаратуру - и
обратно. Арсений часто провожал ее до вокзала и встречал, когда она
возвращалась,- таскал тяжеленные сумки. Какой-никакой, а все заработок.
А еще Арсения часто звал в свой ларек Ашот Гургенович - полы вымыть,
прибраться, мусор выкинуть. Только Васене Власьевне все равно не угодишь,
всегда она недовольна. Вернется Арсений грязный, усталый, а она ему:
- И на кого ты похож? Над тобой же смеются все! Другие люди как люди! Все
приличные! Один ты - босяк! Голь перекатная! Харитина Яковлевна вон, на что
инженер, химик,- пирожками стала торговать, сама пекла. Теперь смотри -
ресторан собственный под окнами. Квартиру сыну купила...
Арсений молчит, ничего не отвечает. Васена Власьевна тогда говорит ему:
- А я обед сегодня не варила...
И Арсений не обижается:
- Нет так нет... Я тут хлеба немного принес... Пожуем - и ладно...
Другой раз еще лучше. Наложит ему Васена Власьевна полную тарелку гречневой
каши, да только такой, какую давно пора выбросить - зеленая вся.
- Ешь, не выкидывать же!
Другой бы возмутился, наскандалил,



Назад