2b6ae1f7     

Перумов Ник - Череп В Небесах



sf
Ник
Перумов
Череп в небесах
Империя рушится. Инсургенты, прикрываясь идеями свободы и независимости, один за другим вырывают миры из-под власти кайзера. Самая трагическая из всех войн — гражданская — становится отныне судьбой миллионов.

Приходит она и на родину Руслана Фатеева, планету Новый Крым, на штыках имперского десанта и на крыльях монстров, вырвавшихся из-под контроля создателей.
Чудовища-биоморфы, люди-биоморфы, планеты-биоморфы… Сменят ли они человечество или кошмар еще можно остановить?
2004
ru
ru
Black
Jack
FB Tools
2004-10-07
OCR Fenzin, Spellcheck Alonzo
8B0C01E2-C083-44DB-993B-0C7C29ED844B
1.1
Ник Перумов. Череп в небесах
ЭКСМО
М.
2004
5-699-07626-3
Ник ПЕРУМОВ
ЧЕРЕП В НЕБЕСАХ
Автор выражает сердечную признательность:
Ленке Виноградовой — за упорные бои с превосходящими силами газет «Правда», «Известия» и «Красная звезда» в районе Российской национальной библиотеки и Дмитрию Олейнику — за тактико-техническое обеспечение прорыва вражеского кольца; майору Константину Гришину (ВС России) и майору Владимиру Следневу (МВД России) — за неоценимую помощь и квалифицированный комментарий.
Vixi et, quem dederat cursum for-tuna, peregri;
Et nunc magna mei sub terras ibit imago[1].
Публий Вергилий Марон, «Энеида», IV.
ИМПЕРСКИЕ НОВОСТИ
(Торжественный гром фанфар. Бравурный марш сменяется торжественной мелодией, с детства знакомой равно всем гражданам и всем поражённым в правах великой земной Империи — неофициальным гимном на выход Его Величества кайзера. Экран: полотнище имперского красно-бело-чёрного стяга, Орёл-с-Венком-и-Солнцем. Голос диктора полон неописуемой значительности; так и кажется, что чтец всё время норовит подняться на цыпочки и вот-вот выскочит из начищенных до блеска лаковых туфель.)
…Сегодня в одиннадцать ноль-ноль по Столичному Времени началось посещение Его Императорским Величеством кайзером Вильгельмом III Академии Генерального Штаба. Его Императорское Величество осмотрел классы, новую библиотеку Академии, спортивный комплекс, совершил прогулку по парку. После этого Его Императорское Величество выступил с традиционной речью перед выпускниками Академии, которые в эти тревожные дни срочно разъезжаются в войска.
(Экран: широкий коридор Академии, до блеска натёртый древний паркетный пол. Снова диктор, как бы вполголоса.)
— Бережно хранимая легенда гласит, что этот паркет составлен из досок, взятых в мэриях вражеских столиц: Варшава и Копенгаген, Париж и Прага, Осло и Белград…
(И тут же перебивает сам себя, переходя на торжественный и официальный тон.)
— Передаем выдержки из речи Его Императорского Величества…
(Экран: актовый зал Академии. Мрачного вида готические своды, белые оштукатуренные стены, пересечённые коричневыми деревянными балками. Вычурная резная кафедра, тоже очень старая, с имперским орлом, оседлавшим лавровый венок.

Середина венка выглядит как-то странно, такое впечатление, что некогда там помещалось совсем иное изображение, сейчас тщательно убранное, поверх которого и наложили встающий солнечный диск. Глубина сцены затянута тёмно-зелёным занавесом, там застыли неподвижные фигуры в чёрных мундирах с серебряными аксельбантами.

Снова поют фанфары. Из-за правой кулисы выныривают четыре офицера охраны в чёрном, оружие наготове; между ними неторопливо, с достоинством идёт худощавый пожилой человек, невысокий, лет шестидесяти на вид; он в мундире танкиста, над левым карманом — небольшая колодочка орденских лент. Человек носит витые погоны оберста с двумя четырёхугольными «ромбами» и цифрой «1» меж ними —



Назад