2b6ae1f7     

Пермяк Евгений - Уральские Были-Небыли (Сборник)



Евгений Андреевич Пермяк
Уральские были-небыли
(сборник)
Евгения Пермяка по праву считают мастером современной сказки.
Обратившись к народной поэзии, писатель наполнил ее новым содержанием,
созвучным современности, приблизил язык сказки к современному народному
языку.
Главной темой рассказов, сказов и сказок, включенных в "Избранное",
является труд и утверждение высоких нравственных начал.
Содержание
Сказка-присказка про родной Урал
Далматова Фартуната
Про дедушку Само
Березовая роща
Замок без ключа
Долговекий мастер
Недовольный человек
СКАЗКА-ПРИСКАЗКА ПРО РОДНОЙ УРАЛ
В этой сказке-присказке всякой разной чепушины хоть отбавляй. В
забытые темные времена эту байку чей-то досужий язык породил да по свету
пустил. Житьишко у нее было так себе. Маломальское. Кое-где она ютилась,
кое-где до наших лет дожила и мне в уши попала.
Не пропадать же сказке-присказке! Куда-нибудь, кому-никому, может, и
сгодится. Приживется - пусть живет. Нет - мое дело сторона. За что купил,
за то и продаю.
Слушайте.
Вскорости, как наша земля отвердела, как суша от морей отделилась,
зверями всякими, птицами населилась, из глубин земли, из степей
прикаспинских золотой Змей-полоз выполз. С хрустальной чешуей, с
самоцветным отливом, огненным нутром, рудяным костяком, медным прожильем...
Задумал собою землю опоясать. Задумал и пополз от каспинских
полуденных степей до полуночных холодных морей.
Больше тысячи верст полз как по струне, а потом вилять начал.
Осенью, видно, дело-то было. Круглая ночь застала его. Ни зги! Как в
погребе. Заря даже не занимается.
Завилял полоз. От Усы-реки к Оби свернул и на Ямал было двинулся.
Холодно! Он ведь как-никак из жарких, преисподних мест вышел. Влево пошел.
И прошел сколько-то сотен верст, да увидел варяжские кряжи. Не приглянулись
они, видно, полозу. И удумал он через льды холодных морей напрямки махнуть.
Махнуть-то махнул, только каким ни будь толстым лед, а разве такую
махину выдержит? Не выдержал. Треснул. Осел.
Тогда Змей дном моря пошел. Ему что при неохватной-то толщине! Брюхом
по морскому дну ползет, а хребет поверх моря высится. Такой не утонет.
Только холодно.
Как ни горяча огневая кровь у Змея-полоза, как ни кипит все вокруг, а
море все-таки не лохань с водой. Не нагреешь.
Остывать начал полоз. С головы. Ну, а коли голову застудил - и тулову
конец. Коченеть стал, а вскорости и вовсе окаменел.
Огневая кровь в нем нефтью стала. Мясо - рудами. Ребpa - камнем.
Позвонки, хребты стали скалами. Чешуя - самоцветами. А все прочее - всем,
что только есть в земной глубине. От солей до алмазов. От серого гранита до
узорчатых яшм и мраморов.
Годы прошли, века минули. Порос окаменевший великан буйным ельником,
сосновым раздольем, кедровым весельем, лиственничной красой.
И никому не придет теперь в голову, что горы когда-то живым
Змеем-полозом были.
А годы шли да шли. Люди осели на склонах гор. Каменным Поясом назвали
полоза. Опоясал все-таки он как-никак нашу землю, хоть и не всю. А потому
ему форменное имя дали, звонкое - Урал.
Откуда это слово взялось, сказать не могу. Только так его теперь все
называют. Хоть и короткое слово, а много в себя вобрало, как Русь...
ДАЛМАТОВА ФАРТУНАТА
Вятская работа на большой славе жила.
Разное делали. От ложек до гармошек. От матрешек точеных до коней
золоченых. Ларцы, шкатулки, сундучки, резной, щепной товар, простые и
штучные мебеля ходко шли. Обратно с базара их не привозили. А чаще всего у
себя дома сбывали. Скупцам. Было такое живо



Назад