2b6ae1f7     

Пермяк Евгений - Старая Ведьма



Евгений Андреевич Пермяк
Старая ведьма
Роман
Проблемам нравственного совершенствования человека в борьбе о
пережитками прошлого посвящены романы "Старая ведьма", "Последние
заморозки".
I
В жизни случается иногда так, что и маловажные события вызывают
большие потрясения.
Нечто подобное произошло в новом доме довольно известного сталевара
Василия Петровича Киреева. Событие заключалось в том, что владелец и
строитель этого добротного дома обнаружил в нем гниль.
Не верилось... Дом в общей сложности с начала закладки не простоял и
четырех лет. Его рубленые стены едва-едва пошли в краснину. А сегодня
утром, когда Василий Петрович полез в дальний подпол, где хранились
снадобья для опрыскивания растений, увидел невероятное. Балки, переводы и
пластины наката черного пола оказались изъеденными бурой гнилью так, что
некоторые из них можно было проткнуть пальцем.
Василий Петрович вылез из подпола трясущийся и потный.
- Ангелина! - окликнул он жену, работавшую в саду. - Беда!
- Где? Какая?! - отозвалась она, подбегая к мужу.
- Там, - указал он вниз, утирая рукавом на лбу холодные капли. -
Гниет, понимаешь, наш дом. Вот посмотри.
Василий Петрович положил на крыльцо перед женой большую бурую
гнилушку. А она, боясь взять ее в руки, смотрела испуганно и жалостливо, не
зная, как понять, как принять, как оценить случившееся.
- Только бы не грибок... Только бы не грибок... - твердил Василий
Петрович, разламывая и разглядывая кусок сгнившей древесины.
При слове "грибок" молодая женщина вздрогнула, ее миловидное личико
искривилось, и она готова была дать волю слезам, но сдержалась. А
сдержавшись, припала к груди Василия Петровича и принялась его утешать:
- Почему же именно грибок, Вася, а не что-то другое? Ну почему же
именно он?..
Василию Петровичу было не до утешений. Ему, человеку порывистому и
нетерпеливому, нужно было знать сегодня же, сейчас же о природе
возникновения гнили и о том, какие нужны меры, чтобы приостановить беду. И
он как был, в рабочей одежде, так и кинулся к старенькому "Москвичу",
торопливо завел его и, не дожидаясь, пока разогреется мотор, покатил в
город.
- Сейчас привезу Чачикова, - крикнул он из окна машины Ангелине,
открывавшей ворота, - а там будем решать!..
Проводив мужа, Ангелина Николаевна принялась ощупывать стены своего
такого долгожданного, такого любимого дома. Обходя его, она в беспокойстве
пробовала крепость бревен сначала ногтем, потом подобранным на земле
гвоздем. Стены были целы. Крепки были и нижние венцы.
Значит, поражен только пол. И это, может быть, не означает гибели
дома, хотя она и была наслышана, как страшен грибок, этот неизлечимый рак
древесины. Он мог перекинуться на стены, и тогда - прощай... Прощай тогда
сбывшаяся мечта - полная чаша радостей и благополучия.
Разговаривая сама с собой, Ангелина увидела прислоненную к яблоньке
огородную тяпку. Эту тяпку оставила здесь Лидия, шестнадцатилетняя дочь
Василия Петровича от первого брака. Вспомнив сейчас о падчерице, Ангелина
подумала: а не мстит ли ей жизнь за падчерицу - за то, что она бывает
холодна с нею, а иногда и несправедлива?
Подумав так, Ангелина многое вспомнила из их отношений и во многом
готова была раскаяться, чтобы предотвратить этим возможное поражение
грибком стен дома. Грибок мог не пощадить и здоровую древесину. Грибок мог
съесть все строение в два-три года... Но так думалось Ангелине, пока она,
ковыряя гвоздем стены дома, обходила его. Убедившись же, что страхи
преувеличены, она посмеял



Назад